В ожидании «черного вторника»

Москва, 17 июня — «Вести.Экономика Главной экономической новостью прошедшей недели стало решение Центробанка снизить ключевую ставку до 7,5%. Решение весьма спорное, но на его фоне практически незамеченной осталась новость гораздо более важная и тревожная: свежая денежная статистика показывает, что Банк России подвел российскую экономику к той черте, на которой она находилась в предкризисном июне 2008 г., считает руководитель группы макроэкономических исследований «КамАЗ» Сергей Блинов. 

Сергей Блинов, руководитель группы макроэкономических исследований «КамАЗ»Практикуемый Центральным банком в последние полтора года денежный зажим печально сказывается на реальном секторе. Невзирая на высокие цены на нефть и рекордные внешнеторговые и бюджетные профициты, падают не только реальные доходы населения. С весны 2018 г. начали падать перевозки цемента, с августа 2018 г – продажи грузовых автомобилей. В декабре 2018 упали перевозки грузов по железным дорогам, а в феврале 2019 г., впервые с 2017 г., сократились продажи легковых автомобилей. И без того вялый – стагнационный – рост экономики практически остановился. 

Неудивительно, что у читателей возникает закономерный вопрос: а когда в таком случае нужно ждать взрывных изменений в экономике, аналогичных августу 1998 г., сентябрю 2008 г. или декабрю 2014 г.? Проще говоря: когда бабахнет?

Чтобы ответить на этот вопрос, посмотрим внимательнее, что происходит с денежной базой. 

Номинальная денежная база падает

Денежная база в широком определении (упрощенно: наличные в обращении плюс счета финансовых организаций в ЦБ) упала ниже среднегодовых значений и на 1 июня составила 15,6 трлн рубй. 

График 1. Денежная база ниже среднегодового уровня – признак кризиса

Источник: ЦБ РФЧто денежная база оказалась ниже среднегодовых значений (см. синюю линию на графике 1) — это уже само по себе признак приближения кризиса (так было в кризисы 2008-09 и 2014-15 гг.). 

Гораздо хуже, что она к тому же оказалась ниже своих прошлогодних значений.

График 2. Таких темпов падения денежной базы не было с 2009 года

Источник: ЦБ РФНа 1 июня денежная база на 3,4% меньше, чем год назад. Столь резкого падения не было с 2009 го. Но пока что мы говорили о номинальных величинах, то есть цветочках. Теперь поговорим о ягодках. 

Реальная денежная база сжимается еще сильнее

Если денежная база сжимается даже номинально, то что уж говорить о денежной базе в реальном выражении: ведь помимо Центробанка в ее усыхание вносит свою лепту еще и инфляция. 

В постоянных ценах 2016 г. реальная денежная база составила в июне всего лишь 13,97 трлн руб. и практически вернулась к уровню января 2014 г. (13,65 трлн руб.), то есть к уровню более чем пятилетней (!) давности. 

График 3. Динамика реальной денежной базы хорошо объясняет стагнацию экономики последних десяти лет

Источники: ЦБ, Росстат, расчеты С. Блинова

Этот график наглядно показывает причины как быстрого роста российской экономики первых двух сроков президента Владимира Путина, когда реальная денежная база за 8 лет выросла в 6,5 (!) раз, так и причины последовавшей затяжной рецессии – стараниями Центрального банка вот уже более десяти лет реальная денежная база практически не растет. 

Причем сжатие реальной денежной базы ускоряется. 1 июня 2019 г. она была уже на 8,2% меньше, чем 1 июня 2018 г. (график 4). 

График 4. Динамика реальной денежной базы напоминает июнь 2008 года

Источники: ЦБ, Росстат, расчеты С. БлиноваНи о каком здоровом росте экономики при таком денежном кровопускании говорить просто не приходится. Темпы падения реальной денежной базы сейчас сопоставимы с падением, наблюдавшимся в июне 2008 г., ровно 11 лет назад (график 4). 

В 2008 г. первыми на резкий денежный зажим среагировали фондовые индексы, они посыпались сразу после майского пика, уже в июне (график 5). 

График 5. На прошлые сжатия денежной базы РТС отвечал снижением

Источник: «Финам»

Аналогичной была реакция индекса РТС на сжатие денежной базы и в 2011 г.: с апреля индекс начал падать, и падение продолжалось до 2016 г. Если ЦБ сейчас и дальше продолжит сжатие денежной базы (а за денежной базой вынуждена будет последовать и вся денежная масса), то биржевые рекорды июня 2019 г. останутся рекордами надолго, как надолго ими остались пики 2008 и 2011 гг. (см. также «Что не так с российскими биржевыми рекордами»).

Другими словами, с точки зрения фондовых индексов разворот может наступить в течение ближайших дней или недель. 

Когда может бабахнуть?

С тем, что экономика пребывает в состоянии вялотекущего кризиса, спорить трудно: это подтверждают падение продаж автомобилей, падение реальных доходов населения и многие другие показатели. Но стоит ли ждать взрывного ухудшения, наподобие обвалов августа 1998 г., сентября 2008 г. или декабря 2014 г.? И если подобное случится, то когда? 

Вопрос очень сложный. Ведь мы должны, хотя бы приблизительно, спрогнозировать, когда наступит такой день, который впоследствии назовут «черным вторником» (или «черной средой» или «черной пятницей» — день недели может оказаться любым). Тем не менее попробуем на этот вопрос ответить. 

Мы уже отметили, что ситуация очень напоминает резкое сжатие денежной базы весной-летом 2008 г. После того сжатия взрывное ухудшение, как мы все помним, разразилось уже в сентябре и проявилось в форме биржевого обвала, ежедневной приостановки торгов, нехватки ликвидности. Будет ли так на этот раз? Ждать ли обвала уже в сентябре?

Совсем не обязательно. Ведь после аналогичного сжатия денежной базы в 2011 г. до декабрьского 2014 г. обвала прошло более трех лет. Почему такая разница? Поскольку денежная база находится под полным контролем Центрального банка, то сроки и глубина срыва экономики страны в кризис зависят прежде всего от его политики. 

Поэтому, с одной стороны, никакой предрешенности и фатальной неизбежности обвала нет: ЦБ легко мог бы не только оттянуть время жесткого кризиса, но и вовсе отменить его. С другой стороны, исторический опыт как быстрого (1998 и 2008 гг.), так и медленного (2011-2014 гг.) приближения нашей экономики к обвальному падению свидетельствует, что руководители Банка России обычно не извлекают уроков из своих ошибок и привычно эти ошибки повторяют.

С учетом вышесказанного возможны два основных сценария подхода к обвалу.

Сценарий первый, быстрый: Центробанк будет сжимать денежную базу так же быстро, как он это делал в 2008 г. (см. график 4). В этом случае бабахнет примерно в сентябре 2019 г. 

Сценарий второй, медленный: Банк России будет, как он это делает с 2011 г., совершать «обманные маневры» и усыплять бдительность наблюдателей, то есть будет то поджимать денежную базу, то слегка отпускать ее (см. график 4). В этом случае стагнация может продолжаться еще несколько лет (аналогично 2012-2014 гг.), и только потом произойдет обвал, наподобие «черного понедельника» 15 декабря 2014 г. 

Экономика России сейчас как бы на распутье между двумя этими сценариями. По какому из них будут развиваться события в реальности, мы сможем понять по действиям Банка России и по тому, как меняется статистика денежной массы и денежной базы. Будем и дальше с интересом наблюдать, какой же именно тропой Центральный банк приведет нас к кризису. И к тому же у нас остается пусть и слабая, но все-таки надежда на то, что ЦБ прекратит денежный зажим и вместо увязания в трясине кризиса мы вернемся на траекторию роста.
Подробнее: https://www.vestifinance.ru/articles/120902

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *