Началось. Рубль полетел в пропасть: 75−80 за доллар будут давать уже в марте

Финансовые власти РФ не смогут долго удерживать «деревянный» от падения

Началось. Рубль полетел в пропасть: 75-80 за доллар будут давать уже в марте

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАССМатериал комментируют:

Андрей Бунич

Рубль стремительно катится к плинтусу. На торгах Московской биржи 27 февраля курс доллара впервые с сентября 2019 года взлетел выше 66 руб./$. Курс евро также обновил полугодовой максимум: в ходе торгов достигал 73,08 руб./€, закрылся же на 72,77 руб./€, прибавив за день 1,5 рубля. А в 28 февраля днем Центробанк установил новый курс на выходные. «Американец» будет стоить 66,9 рубля, «европеец» 73,7. Такого резкого падения не было уже давно.

Еще одна плохая новость: российские фондовые индексы обвалились на 3,4−5,1% и вернулись к многомесячным минимумам. Стремительное распространение коронавируса за пределами Китая заставляет инвесторов уходить из рискованных активов. Рублевые оказались среди аутсайдеров из-за падения цен на нефть.

По данным Reuters, 27 февраля котировки российской нефти Urals на спот-рынке впервые за два с половиной года опустились ниже $ 50 за баррель, до $ 48,8 за баррель — на 7% всего за один день. Обвал произошел из-за опасений, что коронавирус приведет к падению спроса на топливо не только в Китае, но и в Европе и США.ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В целом за неделю, с 23 февраля, мировые нефтяные котировки упали на 13%. В результате между рыночной ценой на нефть и планкой отсечения по бюджетному правилу ($ 42,4 за баррель марки Urals в 2020 году) сократился до минимального значения за время действия последней этого правила в России.

Если котировки будут снижаться и дальше, обвал рубля неминуем. По оценкам аналитиков, в отсутствие бюджетного правила годовое снижение цены на нефть на $ 10 за баррель дает ослабление курса на 5 руб. за доллар. Но это — в теории. На практике, в случае кратковременного снижения нефти до $ 30 за баррель, рубль будет демонстрировать чрезвычайно высокую волатильность. Здесь уже можно ждать сюрпризов, вроде скачка курса до 75−80 рублей.

По идее, финансовые власти, в соответствии с бюджетным правилом, должны продавать валюту на рынке в случае падения нефтяных котировок ниже базовой цены, заложенной в бюджет. И таким образом поддерживать курс рубля. Наверняка какое-то время они так и будет делать, но недолго. Просто потому, что укреплять рубль, когда глобальная экономика тормозит — все равно, что плевать против ветра.

А мировая экономика подает сигналы SOS. Как пояснил экономист Bank of America Адитья Бхаве, темпы роста мирового ВВП были слабыми еще до появления коронавируса. Но из-за распространения болезни аналитики понизили прогноз по росту Китая с 5,6% до 5,2% ВВП. Продолжительные сбои в работе заводов в Поднебесной повредят глобальным цепочкам поставок, считают они.

Российский рынок из-за своей сырьевой ориентации будет в числе наиболее пострадавших среди рынков развитых и развивающихся стран, уверены аналитики.

Как будет развиваться ситуация с нефтью, каким все-таки будет курс рубля?— Вряд ли в ближайший месяц цена на нефть значительно упадет, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Так что ослаблять рубль российские финансовые власти будут плавно — на месяц запаса прочности у них хватает. Они будут смотреть: вдруг нынешнее падение нефти временное, и произойдет отскок? И какое-то время будут действовать в соответствии с бюджетным правилом: когда цена нефти выше цены отсечения — покупать валюту, когда ниже — продавать.

Наши власти, действительно, не могут плевать против ветра — долго удерживать рубль при падающей нефти. Но сразу, сию минуту, от бюджетного правила не откажутся — иначе они полностью себя дискредитируют.

«СП»: — Сколько времени они смогут удерживать рубль?

— В этом вся проблема. Месяц — да, и два месяца смогут. Думаю, финансовые власти будут плавно ослаблять рубль до 70 руб./$. Но если падение нефти станет явным трендом, они не будут удерживать рубль любой ценой. И тогда мы увидим совершенно другую ситуацию.

Здесь надо еще учитывать, что цена отсечения всегда была выше официальной. Смысл отсечения — деньги от продажи нефти сверх определенной планки идут в Фонд национального благосостояния. Но в реальности было не совсем так.

Если проанализировать цифры за прошлые годы, реальный профицит бюджета всегда был больше, чем сумма, которая в итоге попадала в ФНБ. Правительство из них формировало еще собственный резервный фонд, а также имело возможность временно распоряжаться деньгами, которые скапливались на счетах казначейства — они не сразу перечислялись в ФНБ, а в конце года.

Сейчас этих заначек больше нет, и кабмин де-факто признал, что будет использовать средства ФНБ для финансирования социальных обещаний президента Владимира Путина. Да, изъятие денег из резервов связали со сделкой по Сбербанку, но сути дела это не меняет.

Получается, реальная цена отсечения уже сейчас фактически сравнялась с биржевой ценой нефти Urals.

Россию поджидает Великая депрессия с полным обвалом рубля Нефть подешевеет до $ 50, доллар и евро продолжат рекордно дорожать

При этом планка реальной цены отсечения все время норовит повыситься в связи с неожиданными расходами бюджета. А цена нефти на мировом рынке норовит понизиться — и уже достигла критической отметки.

«СП»: — Как сильно могут упасть нефть и курс рубля?

— При цене $ 30 за баррель, нет сомнений, курс рубля достигнет 75−80 руб./$. Причем, это даже если не учитывать другие обстоятельства. Например, геополитические конфликты, которые вызовут отток капитала из России, или расширение глобального кризиса, или торговые войны и ограничения российского экспорта из-за новых санкций против энергетического сектора РФ.

Я бы сказал даже, что при $ 30 за баррель курс может взлететь до 100 руб./$.

Замечу, снижение цен на нефть до $ 40 или $ 30 за баррель — сценарий вполне реальный. Я не разделяю точку зрения, что нефть вернется к $ 60 за баррель, или останется на нынешнем уровне. Мне кажется, это спекулятивные игры со стороны недобросовестных аналитиков.

Эти аналитики связывают нынешнее падение исключительно с коронавирусом. На самом же деле, коронавирус прикрывает гораздо более серьезные проблемы — мировой финансовый кризис, и стремительно растущие в таких условиях риски конфликтов между странами.

— Фондовые биржи в США шестой день подряд закрылись падением на фоне распространения коронавируса, по итогам торговой сессии на Нью-Йоркской фондовой бирже 27 февраля индексы снизились более чем на 3−4%, — отмечает советник председателя ЦК КПРФ по экономическим вопросам, член ЦК КПРФ Любовь Швец. — Некоторые американские акции подешевели на 10% — более значительное падение наблюдалось в США только в годы Великой депрессии. Это означает одно: состояние мировой экономики тревожное, и ситуация развивается неуправляемо. По сути, мы видим убийственный результат неолиберального управления экономикой.ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мы не можем сказать, когда коронавирус оставит нас в покое, каковы его истинная природа и масштабы. Но на фоне этого необъяснимого явления, совершенно очевидно, происходит движение к разрушению мировой экономики.

Заметьте, американские биржи в кризисе, а у нас доллар поднимается. Возникает вопрос: что на деле происходит с рублем — если он падает по отношению к денежной единице, которая находится под ударом?!

Пока понятно одно: если Китай из-за проблем с коронавирусом сокращает потребление нефти, это не может не ударить по всей мировой экономике. А ведь на очереди Южная Корея, непонятно, что будет с Японией. Обе страны потребляют сырьевые ресурсы, и если они сократят потребление — ясное дело, цены на ресурсы будут рушиться.

Но насколько они могут упасть — я не берусь прогнозировать. Да и никто об этом не может сегодня заявить уверено, никакой Силуанов.

«СП»: — При каких условиях курс рубля может достигнуть 75−80 руб./$?

— Если нефть опустится ниже $ 40 за баррель. Сейчас, замечу, уже сократились поступления в бюджет. Если прекратит свою работу механизм отсечения, потери бюджета придется компенсировать через снижение цены рубля. Мы меньше будем продавать нефти, но цена на нефть будет расти в рублевом выражении — таким способом наши власти будут латать дыры по социальным обязательствам.

Но это латание не бесконечно, а перспективы, к сожалению, нет. Если бы наша страна имела полноценную самодостаточную экономику, нас бы не пугал кризис. Но сейчас, даже при снижающимся уровне потребления, мы вынуждены ввозить из-за рубежа более 50% продовольственных товаров, и почти 90% — промышленных.